Самоутверждение

2015-06-22-samoutverzhdenieСтатья Читтапада, опубликованная в журнале «Колесо жизни» №3 (66) 2013г.

Одни люди считают, что самоутверждение это нормально, правильно, а другие – относятся к нему скептически, с насмешкой, как к бессмысленной форме хвастовства.

Посмотрим, что это такое и где находятся корни самоутверждения.

Детки трёхлетки лезут на снежную горку. Вот один уже наверху и кричит: «Я певвый, я певвый!» Взрослые улыбаются, но, в общем, поддерживают его проявление. А другие дети стараются догнать лидера. Это типичное самоутверждение, которое проявляется и у мальчиков и у девочек с раннего детства. Заметим, что далеко не всегда родители активно воспитывают в детях это качество, часто оно само ярко проявляется.

Сидит у песочницы «белая, пушистая» мамочка, а её малое дитятко что-то громко вещает, грозно сдвинув брови, да так, что его слушает добрый пяток сверстников. И снова взрослые улыбаются. Ни у кого из них не возникает чувства, будто что-то нарушается с этической или дисциплинарной точки зрения. Может здесь речь идёт не о самоутверждении, а о лидерстве? Правильно. Но зачем малыш собирает на себя столько энергии внимания? Зачем он добивается, чтобы все слушали его одного? Оказывается, отделить лидерство от самоутверждения не просто.

Помню уроки физкультуры на лыжах. В третьем, четвёртом классе, мы, с одним моим одноклассником, не просто не уступали лыжню на кроссе, мы в боевом азарте били острыми палками в деревянные лыжи другого. Однажды несильный удар пошёл в спину. Зачем? Реально мы не были врагами, ни девочек, ни деньги мы не делили, даже свидетелей рядом не было. Конкуренция? Инстинкт? Да. Но как отделить самоутверждение от конкуренции?

Вывод напрашивается следующий: самоутверждение, это внешняя форма проявления и конкуренции, и инстинкта лидерства, а иногда даже – внутренней агрессии.

Это очень глубокие вещи, уходящие корнями в нашу животную природу. Ну и конечно, самоутверждение при свидетелях, это способ собрать на себя энергию, чтобы на этой энергии жить и добиваться новых желаемых целей. Тут самоутверждение связано со славой, с гордыней и потребностью в доминировании.

А что делается в животном мире? Фактически, чтобы быть выбранными самками, самцы активно самоутверждаются. Вся демонстрация красивого пения и оперения, мощных рогов и острых зубов, это показ своей силы. Животные не стесняются, у них нет морали, говорящей, что хвастаться неприлично. Если ты не будешь хвастаться, а часто и драться за выбор самки, то останешься без потомства. Значит, мужское (и не только) самоутверждение – абсолютно нормальное, природное явление, связанное напрямую с инстинктом продолжения рода и часто с инстинктом лидерства.

Компания, человек из пятнадцати, собралась идти в поход. Девочки сразу видят мальчиков с сильным телом или красивым лицом. А у кого-то нет ни яркой внешности, ни мощных мышц, зато он прекрасно играет на гитаре и поёт, а значит, у него развита сфера чувств. Кто заметит эту его развитую сферу, если он скромно будет сидеть у костра? У другого парня сильный интеллект, который может помочь выжить в современном городском обществе, гораздо эффективнее, чем сильные мышцы и красивое лицо. Это почти гарантия обеспеченности будущей семьи, которой может не случиться, если у костра он будет умно молчать, а выступать только на кафедре в университете.

Теперь посмотрим, как самоутверждаются женщины, в чём и зачем? Когда проходит детство, они снимают большую часть своего внимания с оценок в школе и победах в дворовых играх. Их внимание сильно направляется на свою внешность. На внешность женщин работает огромная часть промышленности, бизнеса и даже часть науки. Одежда, косметика, диеты, фитнесс, психология и медицина, отрасли точных наук, декоративно-прикладное искусство, ювелирное дело и многое другое – всё это обслуживает женское желание быть красивой. Это форма утверждения своего статуса в обществе, а за ней стоит всё тот же инстинкт продолжения рода. Мужское самоутверждение я бы смело ставил в один ряд с женским стремлением быть красивой.

Иногда говорят о самоутверждении в своих собственных глазах, о доказательстве чего-то самому себе, не связанном с мнением других людей. Да, такое явление имеет место, но доказательство чего-то самому себе происходит по каким-то критериям. А кто придумал эти критерии, как ни общество, кто определил ценности, приоритеты, планки?

В детстве я специально стоял на краю крыши пятиэтажного дома. Внизу был асфальт и я понимал, что это игра со смертью. Порыв ветра, резкий крик, ворона – и равновесие может быть нарушено. Этого никто не видел, я никому не рассказывал, но после таких опытов чувствовал, что становлюсь сильнее, уменьшаю силу внутренних страхов и начинаю больше себя уважать. А до того я читал книги про индейцев, героев войн, спартанцев. Из книг я взял критерии того, каким хочу быть, кем хочу себя видеть. Это не есть чистое воспитание себя самим собой, самоутверждение только в своих собственных глазах, здесь всегда происходит отражение себя в чьих-то глазах.

За двадцать пять лет преподавания йоги, я встречал десятки людей, которые помнят свои прошлые жизни. Люди, которые принесли в эту жизнь подсознательную память о прошлых, выстраивают сами себя с детства, по таким законам, которые они видят важными и ценными, хотя их нет в окружающей среде. Это может видеться как самоутверждение, или как непонятное окружающие самовоспитание, но когда-то эти законы были созданы обществами прошлых времён.

Например, если в последних жизнях человек жил в обществах, в чём-то более культурных, более духовных, чем современный социум, то пытаясь жить по «своим» законам из прошлого, он часто очень жёстко противопоставляет себя окружающим людям. Им кажется, что товарищ «не в себе», что он самоутверждается протестуя против норм жизни, поскольку не умеет занять нормальную, подходящую ему ячейку в социуме. Получается, что за словом «самоутверждение», иногда скрывается ещё и такое явление, как попытка жить по внутренним законам в обществе, которое им не соответствует.

Теперь рассмотрим, в каких сферах самоутверждение не уместно и просто опасно. Недалеко от стоянки индейского племени появилось крупное стадо бизонов. Была осень – сезон, когда племя должно сделать запасы мяса на зиму, чтобы не голодать. Один воин сказал: «Хорошо бы поохотиться!». Ему возразили: «Сейчас нельзя – если спугнёшь стадо, оно уйдёт». Только групповая охота обеспечивала племя на зиму, а у воина проснулась гордыня: «Мне никто не может запретить охотиться, когда я хочу!» Может он не стал бы охотиться, если бы не эта фраза, но такова была его судьба. Он спугнул стадо, его наказали, и он покинул племя вместе с семьёй, вернувшись только через несколько лет, осознав ошибку и смирив гордыню.

Кстати, гордыня и гордость -– это совсем не одно и то же, хотя слова однокоренные. Гордость украшает мужчину, да и женщину, а гордыня создаёт зону конфликтов. Гордость – это «радость за» свою страну, своих детей, учеников и за свои собственные достижения. А гордыня – это чувство «торжества над» кем-то, кто не достиг того, чего достигли мы, не имеет, не умеет, то, что имеем мы. Это очень древняя и агрессивная энергия.

Самоутверждение не уместно и в армии, и в других службах, там, где надо строго выполнять приказы, а не демонстрировать удаль, подвергая риску себя, людей и общие задачи. Члены культурного высокоорганизованного общества воспитаны так, чтобы не ставить личные интересы выше общественных, если это может кому-то повредить.

Мужчинам, для которых самоутверждение в жизни стоит на первом месте, надо выбирать свободные виды деятельности, например, художник, дизайнер, а не идти на службу.

Вообще, для мужчины важно понять своё предназначение и следовать ему по жизни, тогда он меньше будет думать о внешнем самоутверждении. Он получит заслуженный статус специалиста, мастера в каком-то деле, и это обеспечит ему уважение окружающих. Такой путь нормальный, эволюционный, он есть практически у любого мужчины, но если в его голову попали какие-то штампы из социума, что он должен быть «крутым», или хотя бы выглядеть таковым, то это может сбивать его с истинного пути. Мужчина должен смотреть в себя – в душу через сердце, и чувствовать, к чему в этой жизни его тянет глубоко внутри, а не сравнивать себя с другими, которые достигли чего-то большего в разных областях.

Сравнение не в свою пользу, да ещё пропитанное гордыней и неудовлетворённым чувством собственной значимости, с юности доставляет некоторым мужчинам довольно сильное страдание. Они стараются этого не показывать, не признаются в этом даже себе, изображают независимость, облекаются в психологические защиты, состоящие в основном из критики и презрения. Увы, этот защитный панцирь с годами растёт, и если мужчина не поймёт, что попал в ловушку, то может так далеко уйти с линии предназначения, что озлобится на весь мир.

За самоутверждением может стоять и гордыня, и гордость, и их смесь. В школе старшеклассники обижали одного паренька. Однажды ему это надоело, в нём проснулись и гордыня, и гордость, и гнев, и ненависть – всё вместе. Он схватил стул и устроил жёсткую «разборку». Вышел скандал, вызвали всех родителей, отругали всех, но в принципе, он поступил правильно, он самоутвердился как раз там, где надо, и больше его не трогали. Но в других ситуациях это будет не уместно. Он вырос, стал учёным, а какой-то вышестоящий профессор в его институте стал присваивать его достижения, мешать его карьере, «зарубать» его проекты. Если он и тут возьмётся за стул, как средство самоутверждения, то, скорее всего, проиграет, так что самоутверждаться надо по-разному, в зависимости от ситуации.

В старину, когда сословия были чётко обозначены, самоутверждение и конкуренция между мужчинами проходили по законам сословия, и это было правильно.

Сражаться насмерть на дуэлях могли только представители военного сословия. Священники могли спорить, соблюдая правила этикета, участвовать в диспутах, на религиозные, философские или нравственные темы, но никак не сражаться на шпагах. Крестьяне и простой люд могли подраться на кулаках, для их сословия это не было чем-то зазорным. А купцы уже не могли драться, по крайней мере, статусные и трезвые. Они должны были в своих спорах и противоречиях, уметь договариваться, торговаться, заключать пари.

Сейчас общество разделено по уровням благосостояния, но это не сословия. В думе депутаты ведут себя как низшее сословие, и вся страна видит это по телевизору. Культура разрушена не только у нас, но и во всём мире, и сословная и духовная. Её разрушали специально, ещё с конца девятнадцатого века те силы, которые хотели власти над всем человечеством. Я имею в виду, настоящую культуру, которая «держит состояния» человека, поддерживает его энергетические связи с тонкими мирами, через сердце и другие чакры. Правила внешнего этикета выучить легко, но он ни к чему не подключает сердце, а тем более не касается души человека.

Именно из-за разрушенной культуры самоутверждение во многом потеряло благородные и приобрело смешные, гротескные, вульгарные, пошлые и другие формы. Из-за этого и поднимают вопрос, а нужно ли вообще самоутверждение. Все эти зелёные и розовые волосы, дикая нелепая одежда, вызывающие манеры, тупейшая музыка, и бессмысленная живопись, в которой бедная замороченная интеллигенция вот уже сто лет пытается найти глубокий смысл, есть просто проявления разрушенных связей с тонкими мирами, мирами предков (кстати, и потомков), мирами, где живут боги и высшие силы.
Культура – это наследуемое видение мира, то есть система ритуалов восприятия мира. Через эти ритуалы-настройки люди подключаются к высшим силам и эгрегорам, например, к национальным или религиозным.

В культурном обществе есть правила самоутверждения, такого, которое могло служить эволюции общества. Там самоутверждение переплетено с утверждением общих принципов, которые вырабатываются веками и считаются достойными. Если всмотреться в фотографии русских офицеров конца девятнадцатого века, то можно без труда заметить, что, с одной стороны, каждый человек гордо держится, «несёт себя», утверждает свой личный статус, а с другой – он поддерживает честь всей армии и гордится тем, что к ней принадлежит. Вывод простой, когда мужчине есть чем гордиться, ему незачем особенно выпендриваться. Он может просто быть самим собой, жить, не скрывая имеющихся достоинств, и его заметят и женщины, и будущие друзья, и те люди, которым он может быть нужен по работе. А мы сейчас живём в обществе, где люди часто не уважают ни отечество, ни социальные структуры, ни правительство, ни даже самих себя, поскольку разрушены культура и духовность. При таких условиях самоутверждение часто получается не конструктивным, а болезненным.

Итак, о самоутверждении можно писать целые диссертации. В рамках одной статьи этот вопрос полностью осветить невозможно. Но короткий обобщающий вывод сводится к следующему: самоутверждение это нормальное природное явление, которое способствует эволюции людей в культурном обществе, а у нас настоящая проблема не в том, как самоутверждаться, а в том, как возродить культуру.


Дорогие друзья, вы можете поддержать наш проект "Осознанный человек" - № карты сбербанка 676196000337739677 - Спасибо.






This site uses cookies. Find out more about this site’s cookies.